Рок подкасты
Подкаст: Живьём. Четверть века спустя

Выпуск #3 "ARTель" (пре-"Оргия Праведников")

18 января 2021 г.
Осенью 1997 совсем молодая, менее года от момента создания, группа “ARTель” выступила на радио «Ракурс». Необычное сочетание акустических инструментов (флейта, классическая гитара) и «жужжания» тяжелой электрической гитары делала ее звучание необычным и свежим. Спустя несколько лет музыканты “ARTели” составят основу культовой группы «Оргия Праведников» и отточат свои музыкальные идеи до совершенства. Гости студии – Юрий Русланов, Алексей Бурков и Артем Бондаренко.
00:00:00
00:00:00
00:19 читать Вступление. О создании “ARTели” и о том, насколько давно это было

Всех приветствую! У микрофона Сергей Рымов и подкаст, который называется «Живьем. Четверть века спустя». В этом подкасте мы слушаем записи живых концертов, которые происходили на радио «Ракурс» в 90-х годах, точнее с 94-го по 97-й год. И сегодня у нас в гостях группа Артель, которая в самом конце 97-го года дала один из своих концертов на радиостанции «Ракурс». В гостях у нас Юрий Русланов, Алексей Бурков и Артем Бондаренко. Ребята привет! Добрый день!

- (Все) Здравствуйте!

Я должен сразу сказать, что на радио «Ракурс» играли разные группы: группы известные, группы альтернативные, группы инструментальные, группы начинающие. И вот группа «ARTель», я думаю, на тот момент проходила по разряду начинающих. Юр, скажи, пожалуйста, сколько времени было с момента рождения группы  на момент того концерта в ноябре 97-го года?

Ю.Р. – Ноябрь 97-го? Получается, меньше года.

Ал.Бур. – Меньше. В феврале только первый концерт тогда дали. 15 февраля.

- Юра, ты, вообще, уже не первый раз был в студии радио «Ракурс», да? С какими-то группами ты уже приходил и выступал до этого?

Ю.Р.  - Это ты мне будешь рассказывать, Серег. (смеется) Я не помню.

- Как минимум, с «Барышней и хулиганом» играл?

Ю.Р.  – Ну да, «Барышней и хулиганом» играл, конечно.

- С группой «Грим» играл?

Ю.Р. – Играл.

- Правда, что ты приносил кассету Сергею Галямину, и это был один из толчков к созданию группы?

Ю.Р.  – Да, что-то было такое. Но, честно говоря, я очень плохо помню, что тогда было. Очень плохо.

Ал.Бур. – Ну, мы-то, конечно, вспомним. Просто у Юрки кэш на прошлое такой:  что было вчера, позавчера, 20 лет назад – без разницы, все одно.

Ю.Р.  – Не, у меня просто прошедшего времени есть две категории – очень давно и недавно. И вот это было о-очень давно, и почти не помню.

Арт.Бонд. – А я сижу и ловлю себя на мысли, что нас назвали группа «ARTель», и слегка такой: «Что?!»

- Давайте сразу внесем ясность: группы «ARTель» сейчас не существует, все ребята играют в группе «Оргия Праведников». Как она сложилась?

Ю.Р.- Она сложилась таким образом, что от нас в 98-м году, в конце 98-го от нас ушел гитарист, и на его место пришел Серега Калугин, и группа «ARTель» превратилась в группу «Оргия Праведников».

- Так что сегодня у нас в гостях «Оргия Праведников», но в той части, которая на самом деле группа «ARTель». Давайте начнем слушать концерт, и первая вещь, которую мы услышим, будет вещь «Лампа».

02:58 "Лампа"
08:12 читать О том, как звучит концерт по меркам 21 века, и о создании группы с помощью бумажных объявлений

- Ну что же, группа «ARTель», вещь, которая называется «Лампа», живой концерт на радиостанции «Ракурс», 1997 год. Юр, скажи, пожалуйста, вот ты все-таки не удержался, послушал эту запись, до того, как мы встретились сейчас в студии, какие впечатления?

Ю.Р. (смеется) – Это такая помесь меланхолии со слезами. (смех) Играли мы тогда, конечно, ахово. И про свои тексты, данные, чудесные, я, конечно, тоже молчу.

Ал.Бур. - Про это там дальше будет.

Ю.Р. - Молодые были, зеленые. «Лампу», по-моему, мы тогда вообще первый раз играли.

- Реально?

 Арт.Бонд. – Да, по-моему, это первое исполнение «Лампы».

- Ну, вы отчаянные ребята!

Ю.Р. – Мы, конечно, готовились. Группа молодая, мы сами тоже молодые, времени было гораздо больше, чем сейчас, мы собирались, репетировали три-четыре раза в неделю, точно. А это вообще-то много, я должен сказать.

А.Бонд. - Некоторые вообще жили на студии.

Ал.Бур. - Да, кое-кто там даже жил.

Ю.Р.- Не, ну, конечно, мы готовились. Естественно. Но когда группе всего полгода, вот этот кровавый эффект красной кнопки, когда: «А-а-а, сейчас все развалится!»

Ал.Бур. – Ну, у меня вот такого точно не было.

- На самом деле я с удовольствием слушаю эту запись. Вот еще раз. На самом деле, на самом деле, из всех концертов на радио «Ракурс», это, наверное, единственный случай, когда группа потом пошла дальше, дальше, дальше и стала достаточно большим, серьезным событием. Артем, а ты же не слушал эту запись?

А.Бонд. – Да. Юра, мне, конечно, прислал ссылку, но я решил, что так делать не буду. Хотел сохранить свежесть восприятия на сегодня.

- Леш, а тебе как?

Ал.Бур. - Я послушал по дороге сюда, не все. И был удивлен, насколько это, на самом деле, в целом, неплохо. Я ожидал худшего.

- Конечно, неплохо.

Ал.Бур. - Учитывая лично для себя, что до этой записи я играл на гитаре чуть больше года, чуть больше года прошло, как гитару в руки взял, слушаю и думаю: «Ни фига себе!»

- Ну, самое время тогда поговорить, откуда вообще группа взялась. Юр, ну, в двух словах, о своей музыкальной истории. Где играл? На каких инструментах? Почему флейта? Ну, вот это все, что интересно, что нельзя не спросить.

Ю.Р. – Моя музыкальная история началась еще в группе «Солнечные пятна». Это, по-моему, 90-й или 91-й год, биофак МГУ, агитбригада. Потом эта группа превратилась в «Барышню и хулиган». Вот тогда начались эксперименты с инструментами. Тогда уже у меня просто гитара превратилась в бас-гитару, появилась флейта.  Эксперименты с инструментами были у меня очень давно. И, собственно, к появлению «Артели», я уже окончательно убедился в том, что флейта – мой любимый инструмент. И она на самом деле до сих пор мой любимый инструмент. Я думал, что я вот как Иэн Андерсон из Jethro Tull возьму в руки флейту и буду плясать перед микрофоном, петь и свистеть. Вот такая идея возникла. И я хотел повесить объявление на Неглинке, был там музыкальный магазин…

А.Бонд - Но ты его не повесил.

Ю.Р. – Нет, не повесил. Когда я пришел туда, там уже висело объявление… Собственно, было два объявления. Одно, когда я нашел Тему, а второе я увидел в джазке, куда я ходил заниматься на пианино, там висело объявление Лехи, что гитарист ищет группу с базой.

Ал.Бур. – Наоборот, гитарист с базой ищет группу.

Ю.Р. – Да, точно.

- Это серьезный крючок, кстати. Просто гитарист и гитарист с базой – это две разные истории.

Ал. Бур. – Там было даже так написано: «Гитарист с базой и аппаратом Marshall…»

- Это уже запрещенный прием (общий смех)

А. Б. – Этот аппарат представлял собой 60-ваттный басовый комбик, транзисторный. Один, причем. Но был! (смех)

Ал.Бур. – И микшерный пульт.

А.Бонд. – В те времена была определенная музыкальная тусовка, которая вот так вот мигрировала, тусовалась, друг в друга проникала по-всякому. Юра был частью «Барышня и хулиган», они хипповали и играли на Арбате. Я немножко помладше, только начинал выступать после школы. Познакомился с определенным кругом, мы тоже пытались собрать группу, повесили вот то самое объявление. Это о самой первой моей группе идет речь сейчас, которая в некоем виде продолжает существовать до сих пор.

- Вот это да!

А.Бонд. – И тогда мы искали музыкантов. С Юрой мы знакомы дольше всех. Он тогда на это объявление откликнулся. Это было в 94-м году. А тогда объявления были не так, как сейчас, в интернете, а в магазине на Неглинной – «Ноты» - все вешали бумажные объявления с отрывными телефончиками…

Ю.Р. - Там был угол такой, уляпанный такими объявлениями.

Арт.Бонд. – И вот там висело наше объявление, и Юра по нему пришел. Но то, что мы с Димой тогда делали, ему не понравилось совершенно, и он ушел.

- Я был, на самом деле, на выступлении группы «Даждь». Не помню, где это было, то ли «А-Клуб» то ли «Улица Радио», то ли «Перекресток».

Арт.Бонд. – На «Улице Радио» мы играли, было дело. Там, кстати, я впервые увидел Калугина.

- Леш, ты говоришь, всего год играл к созданию группы?

Ал.Бур. - Да. Ну, может, чуть больше.

- Отчаянно. Но ты успел где-то поиграть?

Ал. Бур. – Нет, это был мой первый коллектив. Ну, то есть до этого была группа под названием «Эгрегор», но, не дав ни единого концерта, она почила в бозе. И на ее месте остался я с базой. И на месте этой группы появилась группа «ARTель», а потом на месте «ARTели» появилась «Оргия Праведников».

- О-кей. Слушаем дальше, и вещь называется «Фонарь».

14:06 "Фонарь"
17:13 читать О переменах в составе “ARTели”, музыкальной концепции и стиле группы

- Группа «ARTель», живой концерт на радио «Ракурс». Композиция называлась «Фонарь». У нас в гостях участники группы «ARTель», которая, как мы уже знаем, превратилась в «Оргию Праведников»: Юрий Русланов, Артем Бондаренко и Алексей Бурков. Трое из того состава сейчас в студии, но есть еще второй гитарист и барабанщик. В двух словах расскажите, кто еще участвовал в записи этого концерта?

Ю.Р. - Тогда, кроме нас троих, был еще барабанщик Андрей Новгородов и Алексей Орочко или, как мы его называли, Алексей Страус, гитарист. Тогдашний состав «Артели», по сути, определил наш нынешний состав «Оргии».  Гитарист Леша Страус, он играл на электрогитаре, у него была академическая школа, он играл так, пальчиками…

Арт.Бонд. - Вот на записи слышно. То, что чистый звук гитары – это, собственно, Страус. И вот Леха тогда ушел в какой-то проект играть…

Ал.Бур. – Леха тогда ни в какой проект не ушел. Он поступил в Гнесинку, и ему некогда стало, собственно, группой заниматься, вот он и ушел.

Ю.Р. - Ну вот, собственно говоря, он ушел, и через некоторое время мне позвонил Серега.

А.Бонд. – У нас еще через какое-то время Дрюша отвалился. Сменился на Сашу Ветхова. А какое-то время мы играли вообще без барабанщика. У нас был период игры без барабанщика совсем, инструментальная программа была.

- Ну как бы то ни было, вот 20 лет группа существует, и было всего две замены. Это стабильность, а стабильность, как известно, признак мастерства. Такой вопрос: когда собирается группа, у каждого музыканта есть какая-то своя концепция в голове, своя любимая музыка, свое видение звука. Если люди собираются, играют вместе, и тем более так долго, как вы, значит, вот эта концепция, она как-то складывается. Что тогда сложилось? Какие пазлы сложились, чтобы получилась группа «ARTель», а затем «Оргия Праведников».

Ю.Р. – Ну, это вот то, о чем я хотел бы продолжить. Наш саунд сложился практически сразу, барабаны, электрогитара, бас и моя флейта, и при этом есть гитарист, который играет пальчиками, с академическим подходом.

- Сочетание тяжелых элементов и акустических?

Ю.Р. – Так точно. Классический рок-состав, плюс академическая гитар, плюс флейта. Получается вот такой треугольник, который определил наш саунд еще в «ARTели», и по сути, продолжает это делать до сих пор.

- Но концерт не чувствуется тяжелым. Просто тогда еще не получилось, на первых порах? Или еще не получилось четко выстроенного понимания, что именно ваше?

Ал.Бур.  - Я думаю, что и «Оргия» до сих пор не слушается слишком тяжелой.

- Местами – вполне.

Ал. Бур. – Местами вполне. Но и «ARTель» стала со временем жестче. К тому же это еще во многом зависит от барабанных партий, а Андрюша играл немножечко в кабацкой манере, и когда его сменил Саша Ветхов с двумя бочками, вот тогда саунд «ARTели» уже точно стал соответствовать саунду «Оргии». И когда Страус ушел, и на его место пришел Серега Калугин, тогда, собственно, пазл и сложился.

Арт.Бонд. - У нас сначала был период, когда мы играли вчетвером. Когда ушел Страус и пришел Саша, уже тогда «ARTель» стала достаточно тяжелой. И Леша уже на гитаре там уже такой, более заматеревший, поднаторевший.

Ал.Бур. – Ну да, сначала-то я был совсем зеленым.

- Ну, вообще, сочетание тяжелых инструментов, тяжелого гитарного звучания и акустических инструментов требует выверенной тонкости.

Ю.Р. – Да, баланс тонкий. Вообще в процессе нашей 20-летней истории нас заносило и туда, и туда, по чуть-чуть, но мы все время старались выдерживать этот баланс.

Ал.Бур. – Мы этот баланс всю дорогу ищем. И каждый новый альбом думаем: «Вот сейчас сделаем еще немножечко лучше».

Ю.Р. – Ну, мы все ближе и ближе к нему. (смех)

Ал.Бур. – Задача изначально была очень непростая. А отвечая на твой вопрос по этой теме: музыканты этой группы изначально были готовы, предрасположены к экспериментам. Группы, на которую мы сейчас смотрим, как на постороннюю, хотя смотрим на себя. Я смотрю и удивляюсь, сколько уже всего понаворочено, и очень много про музыку уже в этом проекте. В то время, в 90-е, в основном, все, что игралось, это было про текст. А тут такое музыкальное повествование некислое.

- Конечно, некислое. И для группы, которая существует меньше года, к тому моменту навернули вы уже немало. Но это что? Это был арт-рок? Прогрессив-рок?

Арт.Бонд. - Наверное, арт-рок.

А. Б. - Наверное, да, мы себя считали арт-рок. Ты помнишь распечатки на матричном принтере, где Юра расписал аранжировки первых песен?

Ал.Бур. – На матричном?! Не помню.

Ю.Р. – Я тоже этого не помню (смех)

Ал.Бур. – А я помню. Там было написано: тут вступает этот, там вступает тот.

Ю.Р. – Поскольку в голове тогда была калька «Джетро Талла»…  А что такое «Джетро Талл»? Это такой вот арт-прогрессив, что-то вот такое, вот все в ту сторону. Потом это, конечно, все развивалось, и все это, конечно, ушло.

- А вот какие-то элементы джаза? Симфонического звучания?

Ю.Р. – Это все позже уже началось.

Ал.Бур. – Ну, джаза-то тогда никто из нас особо не знал и не нюхал. А вот Саша Ветхов, когда пришел, а он профессиональный джазовый музыкант, вот с ним уже началось… Он был уже состоявшийся музыкант, играл в джаз-бенде.

Арт.Бонд. -Вы походили в джазовую студию чуть-чуть, чего-то там понахватались. Я даже с вами поучаствовал в каком-то мероприятии…

Ал.Бур. – Было дело.

- Ну, я хочу сказать, что какие-то элементы джаза здесь тоже есть, в этом концерте. Может они не такие явные, не очень умелые, но они есть. Какая-то такая приджазованность имеет место.

Арт.Бонд. - Ну, такой задачи мы на тот момент точно перед собой не ставили. И если что-то случилось, то оно случилось нежданно.

Ю.Р. – Я думаю, что это тоже влияние барабанщика. У Андрюхи были какие-то представления о джазе, наверное.

А.Бонд. – А мне кажется, что это Страус скорее.

Ал.Бур. - Может быть.

Ю.Р. – Наверное, да, какие-то элементы джаза присутствуют.

- Чистая гитара звучит немного приджазованно.

ВСЕ. – Да, да, да, да.

Ю.Р. – Сейчас, если будем слушать «Часы», то там вот…

- Сейчас будем слушать «Дом пустой». И посмотрим, что мы там услышим, какое наполнение.

23:51 "Дом Пустой"
29:09 читать О фейспалме, текстах и разделении обязанностей в «Оргии Праведников»

- «Дом пустой», группа «ARTель» на радиостанции Ракурс. Вообще, получается очень непростая музыка, действительно, непростая. И по композиции, и навернуто здесь много, и идей много. И вот эта вещь, «Дом пустой», кажется для молодого коллектива просто прорывной.

Ю.Р. – Ну не один такой «Дом пустой» тогда был. И «Фонарь» взять, и «Лампу», там мыслей вложено капитально, это правда.

- Почему я «Дом пустой» хочу выделить – здесь все как-то наиболее органично склеено в общее законченное произведение. В других как-то по фрагментам - тут такой фрагмент, а тут такой фрагмент – видно, где склейки.

Ал.Бур. - Понимаю, что ты хочешь сказать, кусочность. А тут через все произведение проходит штырь такой. Ну да, есть такое.

Ю.Р. – А я вот тут сидел, поморщивался, потому что, по-моему, «Дом пустой» - это самое позорное мое произведение как поэта. (смеется)

- Почему?

Арт.Бонд. - Ну не знаю, как-то… Самый фейспалм, там же звонки были, и вот, как раз после этой песни, позвонила девушка и задала вопрос: «Ребята, все здорово, но что вот это значит? Я не могу себе это представить, объясните, пожалуйста, что это: «пыль стирать положенной рукой на ровную поверхность под собой?». (общий смех) Леша пытался как-то все это оправдать: «Ну, Юрины текста – это вот…»

Ал.Бур. – Темыч, ты не понял, я специально сказал этот вот сленговый термин «текстА» из металльной тусовки, чтобы дать по носу граммарнаце. И потом еще раз повторил.

Арт.Бонд. – В общем, у нас - текстА (смех)

- Отвечая этой слушательнице (я прямо выписал себе), вы ребят сказали, кто-то из вас, что у Юры энергетический подход к тексту.

Арт.Бонд. – Да, это Леша, по-моему, сказал. Кто еще мог сказать? (смех)

Ар.Бур. – Мы выкручивались, как могли, строго говоря. (общий смех) Потому что крыть было нечем. Мы, на самом деле, учились тогда. Любому ремеслу надо учиться. Ремесло поэта – это тоже ремесло. Вот когда пришел Калугин, стало понятно, что с ним тягаться тяжко. И все.

- В «Оргии» все тексты калугинские? Или кто-то из вас тоже участвует в этом процессе?

Ал.Бур. – Знаешь, у нас пару текстов написал Артемий Сергеич.

Арт.Бонд. – Почему пару? Один.

Ал.Бур. – Один? А вообще, да, Серега это все пишет. В последнее время мы принимаем пассивное участие в какой-то корректировке этих текстов, можем подсказать, подтолкнуть, вдохновить. Но, по большому счету, мы в эту область не лезем, потому что в этой области он круче нас значительно.

-Юр, а нет ощущения такой вот ревности: вот я писал в «ARTели», а теперь не пишу в «Оргии»?

Ю.Р. - На момент сдачи полномочий Сереге, знаешь, была. Но теперь я ему на самом деле благодарен, что он освободил меня от этого бремени, потому что это вообще не мое, совсем. Трепать языком — это одно, а другое - когда надо сделать из этого произведение искусства.

Ал.Бур. – Кстати, расслабился не только Юра после этого, но и Серега. Потому что если до прихода в «Оргию», он старался продумывать гитарные партии, то к году 2002-2003 он окончательно забил на гитарные партии, и стал придумывать песни под такой трям-брям. Потому что зачем стараться, если ребята все равно все навернут потом?

- То есть, разделение обязанностей произошло, и по согласию, что называется.

Ю.Р.  Да, мы с радостью занялись музыкой, которой хотели заниматься, а Серега занялся текстовой составляющей, которой и хотел заниматься. Так что разделение труда принесло счастье всем.

- Ну, давайте тогда послушаем одно из последних произведений группы «Оргия Праведников», если уж мы говорим сейчас про то, что принесло счастье, давайте это будет заглавная песня с альбома «Время будить королей». Юр, в двух словах об этом альбоме, прежде чем будем слушать.

Ю.Р. – А можно, я передам слово Лехе?

Ал.Бур. – Да это заглавная песня с нашего нового альбома, который из-за пандемии до сих пор так еще и не презентован. Вот скоро поедем, и впервые будем играть эти песни в Воронеже. Так судьба распорядилась. А презентация в Москве, в ДК Горбунова, перенесена вообще на январь. Альбом титанический, очень много вложили в него сил, энергии, знаний, опыта. На данном этапе - это вершина того, что мы можем. Наверное, это слышно. Альбом очень многогранный, смысловое наполнение у него – офигительное! В качестве характеристики этого альбома скажу, что это, наверное, первый наш альбом со знаком плюс, а не со знаком минус. У нас всегда все такое, очень депрессивное было, а этот альбом, он добрее других, что ли.

- Вы растете, вы тоже становитесь добрее.

Ю.Р. - Раздобрели, да (смех)

- Давайте слушать. «Время будить королей», «Оргия Праведников».

34:15 "Время Будить Королей"
36:44 читать О записи последнего альбома, пандемии, краудфандинге и собственной экологической нише

- Группа «Оргия праведников», «Время будить королей» - заглавная вещь с альбома, который только-только вышел. 2020 год. Альбом, кстати, писался до пандемии или во время? Как это все происходило?

Ю.Р.- Альбом мы начали писать до пандемии, я б хотел сказать – вместо. (общий смех) Начали мы его в ноябре 2019-го, и к началу пандемии у нас была записана вся громкая часть: барабаны, электрогитара и бас, и большая часть акустической гитары. И в первые дни пандемии мы перевезли большую часть аппарата ко мне на студию и продолжили уже у меня дома…

Ал.Бур. – Если опустить детали, мы все время уворачивались от ударов судьбы, успевали в последний момент что-то доделать, что нужно было доделать именно здесь и именно сейчас, и сбежать на следующий этап, пока волной не накрыло. Вот просто в последний день успевали все. Закрыли на вход нашу студию на заводе. Мы буквально в последний день заселились туда с тремя сумками еды и надувными матрасами, потому что понимали, что сейчас войти сможем, а вот выйти и снова потом войти - не сможем. В общем, забурились мы туда на пять суток и дописывали громкие инструменты.

Арт.Бонд. – Эвакуировались мы оттуда уже тайно. По шуреху. (смех)

Ал.Бур. – Да, вывозили все необходимое для дозаписи оборудование на Юрину студию и там уже все дописывали. Я ездил по абсолютно пустой Москве на электрическом самокатике с Таганки, где я живу, на Маяковку к Юре. Без пропусков, чтобы не пользоваться общественным транспортом, и никто меня ни разу не зашухерил.

- Был же какой-то потрясающий краундфандинг, как вы собирали деньги на этот альбом.

Ал.Бур.  - Это вообще было феноменально, потому что когда мы его запланировали, вот это все и началось, и мне моя жена говорит: «Не боитесь антагонизм вызвать? Это пир во время чумы. Тут такое, а вы деньги собираете».

А.Бонд - Народ по домам сидит, не работает

Ю.Р. - Последние деньги считает.

Ал.Бур.  - Мы очень долго взвешивали, делать это или не делать. Долго обсуждали сумму, сначала хотели миллион собирать, а потом решили опустить до 700 тысяч, потом все-таки решили миллион. И когда мы его за пять дней или неделю собрали, - все были в шоке. А к концу крауда вообще собрали два миллиона. И это прямо в самый разгар пандемии! Это феноменально, я до сих пор в шоке.

-Людям в любое время, мне кажется, нужны положительные эмоции, а музыка эти положительные эмоции дает, причем музыка абсолютно любых жанров. Если человек любит какую-то музыку, и понимает, что вот сейчас это музыка рождается, и он может помочь, то он откликается. «Алиса» тоже собирала деньги на альбом, и тоже был феноменальный успех, собирали гораздо больше и гораздо быстрее, чем планировали. Вообще, самой «Оргии Праведников» уже 20 лет, и вы заняли какую-то такую экологическую нишу, как сейчас принято говорить, ни на кого не похожую…

Ю.Р. – Мы ее скорее создали, Серег, эту нишу, и сели в нее всей большой задницей.

— Вот вопрос как раз: как удалось эту нишу создать? Потому что это большое счастье: заниматься тем, чем ты хочешь, не зависеть, по сути, ни от кого и ничего, и еще это приносит деньги на хлеб, говоря простым языком, – вот это просто здорово. Получается это у вас?

Ю.Р. - Вот из этих 20-ти лет, мы 15 лет зарабатывали другим, сидели в офисе, кто-то еще где-то работал, не по музыке. Музыка была просто хобби. И вот через 15 лет упорного труда… Мы не сдались, продолжали писать музыку, продолжали работать, давали концерты. Мы всегда хотели делать и делали то, к чему лежала душа, и в итоге получилась такая музыкальная атмосфера, которая не похожа ни на кого. Но нам пришлось вот эти 15 или 16 лет вкладывать, вкладывать, вкладывать в это силы, время, деньги – все на свете.

Арт.Бонд - Тут надо понимать, что у нас эти 15 лет просто так не прошли. Мы не просто так сидели и «а-а-а-а-а». У нас за это время, между прочим, студия нарисовалась.

Ю.Р. – Ну, она потому и нарисовалась, что свой звук потребовал своего отношения, и мы поняли, что ни один звукорежиссер не сделает..

Арт.Бонд. - Один из бичей многих групп, которые не пережили такое время, это когда начинают появляться деньги, все их начинают растаскивать, в себя не вкладывают как в проект, как в коллектив. А у нас долгое время была такая история, что называется «все в дом», и это нам позволило создать в итоге собственную студию, где мы независимы ни от кого.

Ал.Бур. – До сих пор 50% всех поступающих средств идет на развитие, и только половина делится. А раньше большая часть шла на развитие.

Арт.Бонд - Уже половина?!

А. Б. – Темыч, помнишь, когда мы работали в «Ханое», записывая всякий разный народ, который к нам приходил, мы все заработанные деньги вкладывали в аппарат?

Арт.Бонд. – В «Ханое» мы очень недолго проработали.

Ал.Бур. – Но, тем не менее, мы очень прилично приподняли наш аппаратный уровень. Тема абсолютно прав, да, все, что зарабатывали, мы вкладывали в свое собственное дело. Вся наша студия, со всем аппаратом, она вся куплена на деньги от продажи мерча, от концертов, и уже от работы самой студии, в конце концов. Это наш актив.

- И это как раз то, что позволяет эту экологическую нишу поддерживать.

ВСЕ – Да, да, да.

Ю.Р.  - Рецепт прост – вкладывайте в себя. Это одна из составляющих.

Ал.Бур. – И еще про одну составляющую хочу сказать. Есть такой певец - Элтон Джон, и его спросили: «Как молодым группам добиться успеха? Что вы посоветуете?» И он сказал: «Могу посоветовать только одно - не распадаться!». Это единственный рецепт успеха – не распадаться! Мы вот с Темой и с Юрой огонь и воду, и медные трубы прошли. Ну, медные трубы еще не очень, но огонь и воду прошли.

Арт.Бонд. -Мы ждем, когда же они начнуться-то, медные трубы? (общий смех)

- Очень похожий совет, кстати, давал Кит Ричардс, и молодым музыкантам и не молодым – никогда не уходить из группы!

Ю.Р. - Просто не сдаваться, по-русски говоря, просто не сдаваться, несмотря ни на что - фигачить, фигачить, фигачить.

А.Бонд - И будет огонь, потом вода, потом опять огонь, потом вода. (смех)

- Ну что, давайте прыгать в огонь, как раз новая вещь с альбома группы «Оргия праведников».

44:42 "Прыгай в Огонь"
47:47 читать Об участии “ARTели” в фестивалях и о «бермудском треугольнике» концертных площадок

- Мы только что послушали композицию, которая называется «Прыгай в огонь» группы «Оргия праведников». У нас в гостях Алексей Бурков, Артем Бондаренко и Юрий Русланов. И вернемся снова к «ARTели», к 1997-му году, к концерту на радиостанции «Ракурс». И вот после этого концерта, так совпало, у вас начался подъем, вас заметили, были фестивали, были призы, лауреатства. Что произошло? Когда ваша группа из молодой и неизвестной стала молодой, подающей надежды?

Ал.Бур. – Вот эти все лауреатства… Надо сказать спасибо Александру Бежановичу Чубукову, проректору по административной работе института МАДИ, в котором мы репетировали. Мы к нему пришли с предложением представлять институт на фестивале «Студенческая весна», и поскольку никаких групп у института не было, отправлять было некого, нас туда отправили, и мы заняли там первое место.

А.Бонд - На московском этапе. И потом поехали на всероссийский.

Ал.Бур. – И заняв это первое место, я пришел к Бежанычу: «Вот мы тут заняли первое место, нас приглашают в Самару на продолжение, но надо оплатить». И нас отправили (мы прошли у них по графе «Культурка») на этот фестиваль. Мы там ничего не заняли, но очень хорошо провели время.(смеется)

Ю.Р. - Познакомились с приличными людьми, кстати.

Арт.Бонд. - Мы два раза же ездили. Еще в Екат.

Ал. Бур. - В Екате нам дали какую-то премию, за оригинальность.

Арт.Бонд. - Мы как раз ездили в Екат с «Безударными гласными», без барабанщика. Надо понимать, что на фестивалях вот этих студенческих групп мы играли без барабанщика, и как я понимаю, очень сильно впечатлили жюри, и это же нам потом вышло боком, нам сказали: «Вы очень профессиональная группа для студенческого фестивали, мы не можем вас никак отметить». Но дали нам какой-то там приз.

- Вам помогли эти конкурсы как-то? В плане паблисити, пиара?

А. Б. - Нет, в этом плане никак не помогли. Но они нам помогли с репбазой В МАДИ, которая у нас держалась 5 лет где-то.

Ю.Р. – Помню, в Екате мне вручили приз как лучшему инструменталисту – маленький магнитофончик. Который жив у меня до сих пор, кстати. «Панасоничек» такой. Я потом на него довольно долго всякие демонстрашки записывал, это было замечательно.

Ал.Бур. - О-о, да, было дело.

- Где выступали тогда? Какие были концерты? Какие воспоминания от этих концертов? Как публика нарабатывалась?

Арт.Бонд. - Строго говоря, в те годы для групп нашего формата, нашей прослойки, было не так много мест, где можно было играть.

Ю.Р. - Да я думаю, гораздо больше, чем сейчас.

Арт.Бонд.- Не факт. Тогда по причине тотального отсутствия всего…

Ю.Р. – Да не было никакого тотального отсутствия, ты что-то не то, Тем, гонишь.

Арт.Бонд. – Ну хорошо, давайте вспоминать, те точки, в которых мы играли.

Ю.Р. - Давай. Вот «Факел»…

Арт.Бонд. – Ну, «Факел» - это настолько дело на энтузиазме и полностью на всю голову любительское…

Ю.Р. - Но сколько там народа тусовалось?

Ал.Бур.- Но это полный энтузиазм, и нельзя сказать, что это какая-то система.

Ю.Р.-  Был «Форпост» и был «Перекресток»…

Ал.Бур. - Вот эти три клуба Калугин прозвал «Бермудским треугольником»…

- В котором потонуло много молодых талантов.

Арт.Бонд. – Да, да,да. Плюс был «Р-клуб»…

-Играли там «ARTелью»?

Ал.Бур. - Нет, «ARTелью» мы там не играли

Арт.Бонд.:  нас туда не взяли. Был «Ю-ту», по-моему, клуб. Вот там мы «ARTелью» играли. На каком-то фесте.

Ал.Бур. – Был «Оракул божественной бутылки», мы там играли. Был «Как бы клуб» в подвале на Бауманской, там играли. Был «Вермель». Там мы «ARTелью» не играли. И были «Бедные люди», и мы там тоже не играли. А, еще был «Парижская жизнь», и мы там тоже не играли.

Арт.Бонд - И все. Все перечислили. Причем, «Оракул» и «Парижская жизнь», они были не для больших электрических концертов. Выступить вот прямо громко, показать, что мы группа и играем рок, таких мест, вот кроме «Форпоста», я больше назвать не могу.

Ал.Бур. – На нас максимум человек 60 приходило.

Арт.Бонд. – Но, кстати, тогда мы обзавелись своим фан-клубом. У нас был фан-клуб.

- То есть, аудитория была небольшая, но верная?

Ю.Р. - Типа того.

Ар.Бур. – Типа того, да.

- Мне кажется, вот как вы инвестировали в себя 15 лет, также у вас и аудитория копилась. Мне так кажется.

Ю.Р. Вполне возможно, да.

Ал.Бур. – Слушатель «ОП» — это такой человек, который однажды подсев, уже не уходит, все время с нами. 

Ю.Р. - Если уходит, то по каким-то очень принципиальным причинам.

Ал. Бур. – Очень веским причинам, да. Соответственно, при небольшой численности наших групп в соцсетях, у нас Вконтакте 30 тыс. подписчиков, например, я считаю, что это не очень много, но просмотр постов при этом может быть те же 30 тысяч.

- А сколько вы планировали в Горбушке народа собрать?

Ал.Бур. – Под тысячу, я думаю. Но сейчас, с этой пандемией, туда нельзя даже эту тысячу впихнуть.

Арт.Бонд.  – Мы же ««ARTелью» в Горбушке выступали, я помню.

Ал.Бур. – Было дело, да.

- Ну, давайте вернемся в 97-й год. Еще одна такая небольшая, изящная, приятная вещь, называется «Часы». Группа «ARTель», живой концерт на радио «Ракурс».

53:04 "Часы"
55:11 читать О зарисовках и эпохальных нетленках, альбомах “ARTели” и о том, какая музыка сейчас интересует

- Вот такая маленькая композиция «Часы». Но она маленькая только по меркам «Артели» и «Оргии Праведников». Я вообще обратил внимание, что, по большому счету, основной формат композиций - это либо большие эпохальные нетленки, либо небольшие зарисовки. Вот здесь текста - всего один куплет, всего несколько строчек. Почему так получилось?

Ал.Бур. – Мы максималисты большие: либо миниатюры, либо уж что-то фундаментальное, какие-то средние штучки – не для нас.

- Компромисс не для нас?

Ал.Бур. – Ну.

Ю.Р. – Леха правильно сказал, мы были очень-очень про музыку, поэтому текст был, скорее, как повод что-то сыграть, и если текста мало, то, соответственно, и музыки немного.

- Пока эта зарисовка звучала, мы обсуждали, что хорошо сохранилась запись на американской пленке «Ампекс», а записи живых концертов, которые были записаны на отечественную пленку, далеко не все так хорошо сохранились. У тебя, Леш, была какая-то история на эту тему.

Ал.Бур. – Да, у нас есть очень интересная история про ленту. Мы были и остаемся большими фанатами аналога, и однажды записывали альбом - «Двери, двери» - полностью на аналог: аналоговый трекинг, аналоговое сведение, и все это сбрасывалось на четверть дюйма и только потом уже цифровалось. И вот когда записывали этот альбом, в целях экономии решили купить бобины из-под полы, на Мосфильме, кажется, и за какие-то небольшие, смешные деньги (нам звукорежиссер на проходную вынес) купили две бобины. Принесли их на студию с Элькой, открываем, и оказалось, что это мультитрек группы Алиса «Для тех, кто свалился с луны».

- Класс!

Ал.Бур. – Вот так вот нам продали из-под полы… Мы, конечно, послушали. Поняли, почему на финальном миксе этого альбома так много хоруса на Костином вокале. Потому что в ноты там он не очень попадает. Посожалели, посожалели – и затерли. Затерли мультитрек этого великого альбома своим альбомом. (смеется)

- Не говорите об этом фанатам «Алисы». Вот такой вопрос, ребята: вы много вещей исполняете, которые Сергей Калугин исполнял до того, как собралась «Оргия Праведников», а какие-нибудь вещи «Артели» в «Оргию» перешли?

А.Б – Две. «Марш» и «Начало века».

А.Бур. – Ну, сейчас можно говорить о том, что еще «Джо» перешел.

Ю.Р. – Ну, значит, три. Три с половиной.

- А насколько те люди, которые сейчас ходят на «Оргию Праведников» в курсе существования когда-то «Артели»?

Ю.Р. – По-разному.

А.Бонд. – Основная масса, конечно, в курсе. Скорее всего.

- А записей, кстати, студийных записей не осталось от «Артели»?

А. Б. – Остались.

Ю.Р. – Остались. Мы седлали МР3-диск когда-то и туда включили все, что сочли нужным.

Ал.Бур. – Не концертных, а именно студийных записей у нас четыре штуки. Две из них с песенным материалом, две - с инструментальным.

- А где же они? Все можно найти в интернете, а этого нет.

Ал.Бур. - У меня в архивах лежат.

Арт.Бонд. - В Вконтакте есть этот МР3шный сборник, там все есть. В нашей группе Вконтакте это есть.

- Теперь давайте персонально, каждый из вас. Юр, какую музыку сейчас слушаешь?

Ю.Р. – Последний год практически ничего не слушал, кроме собственного альбома. А сейчас просто усталость от работы с музыкой. Не помню кто, кажется, Элька Шмелева сказала, что теперь слушает музыку только за деньги. Но не настолько все плохо, конечно. Усталость от музыки просто серьезная, и я пока предпочитаю просто тишину.

- Понятно. Артем?

Арт.Бонд. – Я практически перестал слушать новое, вот что могу сказать. Зато я с большим удовольствием слушаю много всего старого и там нахожу для себя новое. Это 70-е годы, 80-е, последнее время я именно там.

- Что последнее послушал из нового старого?

Арт.Бонд. – Van Halen, не поверишь.

- Ну, есть повод. Печальный, правда.

Арт.Бонд. – Ну, вот поэтому печальному поводу я понял, что никогда не слушал. И я впечатлился. Это круто.  В 70-х годах делать такие вещи – это очень лихо.

- Безусловно. Леш, твои сейчас музыкальные интересы?

Ал.Бур. – Пока был занят альбомом, я ничего слушать не мог. А из относительно новых коллективов впечатлил Twenty Оne Рilots, причем не новый их альбом, а предыдущий. Новый альбом – это слив, а предыдущий альбом у них крутой, крутой по-настоящему. Сейчас вот, за последний год, пока мы работали над альбомом, единственное, что я слушал не из нашего ради какой-то ментальной информации, - это Аллегре, «Мизерере».

- Серьезно! Ну, давайте вперед немного забежим. Я имею в виду альбом «Оргии Праведников». Наверное, рано еще спрашивать, что будет дальше? Или можно уже? Есть какие-то мысли, что будете делать, когда этот альбом представите как следует, наконец?

Ал.Бур. – Ну, мы обсуждает это все между собой. Но четких планов пока не сформировали, потому что пока черт знает что творится с индустрией. Сейчас пока глобальная задача - наконец-то донести нормально альбом до слушателей. Не только в виде электронном, но и в виде живом.

-Ну что же, сегодня в гостях у подкаста «Живьем. Четверть века спустя» была группа «ARTель», она же добрая половина группы «Оргия праведников»: Юрий Русланов, Алексей Бурков и  Артем Бондаренко. На самом деле, я думаю, что с Сергеем Калугиным мы рано или поздно тоже здесь встретимся. Потому что он тоже выступал на радиостанции «Ракурс». Сольно, естественно, на тот момент. Ребят, большое спасибо, что приняли участие. Было очень интересно, и поговорить, и послушать ту музыку, которую вы играли. И очень здорово, что эта музыка с тех пор развивалась, добавляла в звучании и профессионализме, обретала поклонников. И если радио «Ракурс» в свое время хоть капельку участия в это внесло, я очень рад. Спасибо, ребята!

Ю.Р. - Серег, тебе большое спасибо и низкий поклон за весь этот проект! Потому что в свое время я радио «Ракурс» слушал и заслушивался, все это было здорово. Дай бог вам этот проект развивать и развивать.

- Спасибо еще раз! Ну что же, группа «ARTель», слушаем еще одну вещь с концерта на радоистанции «Ракурс», которая называется «История апокалипсиса».

61:50 "История Апокалипсиса"
Скачать выпуск

Обсуждение

E-mail не публикуется и нужен только для оповещения о новых комментариях
Другие выпуски подкаста:
"Старый Приятель"
"Краденое Солнце" ("КС")
JazzLobster
"Никола Зимний"
"Сплин"
Haymaker
"Оберманекен"
Crazy Men Crazy
Уния Greenkiss (Белобров-Попов)
"Белые Крылья" (Харьков)
Сергей Калугин
"Союз Коммерческого Авангарда" (С.К.А.)
"Над Всей Испанией Безоблачное Небо"
"Рада и Терновник"
Дмитрий Легут
"Вежливый Отказ"
Денис Мажуков и Off Beat
"Игрушка из Египта"
"Разные Люди"
"Крама" (Минск)
"Каспар Хаузер"
"Егор и Бомбометатели"
Слушайте подкаст "Живьем. Четверть века спустя"
Стенограмма выпуска

Всех приветствую! У микрофона Сергей Рымов и подкаст, который называется «Живьем. Четверть века спустя». В этом подкасте мы слушаем записи живых концертов, которые происходили на радио «Ракурс» в 90-х годах, точнее с 94-го по 97-й год. И сегодня у нас в гостях группа Артель, которая в самом конце 97-го года дала один из своих концертов на радиостанции «Ракурс». В гостях у нас Юрий Русланов, Алексей Бурков и Артем Бондаренко. Ребята привет! Добрый день!

- (Все) Здравствуйте!

Я должен сразу сказать, что на радио «Ракурс» играли разные группы: группы известные, группы альтернативные, группы инструментальные, группы начинающие. И вот группа «ARTель», я думаю, на тот момент проходила по разряду начинающих. Юр, скажи, пожалуйста, сколько времени было с момента рождения группы  на момент того концерта в ноябре 97-го года?

Ю.Р. – Ноябрь 97-го? Получается, меньше года.

Ал.Бур. – Меньше. В феврале только первый концерт тогда дали. 15 февраля.

- Юра, ты, вообще, уже не первый раз был в студии радио «Ракурс», да? С какими-то группами ты уже приходил и выступал до этого?

Ю.Р.  - Это ты мне будешь рассказывать, Серег. (смеется) Я не помню.

- Как минимум, с «Барышней и хулиганом» играл?

Ю.Р.  – Ну да, «Барышней и хулиганом» играл, конечно.

- С группой «Грим» играл?

Ю.Р. – Играл.

- Правда, что ты приносил кассету Сергею Галямину, и это был один из толчков к созданию группы?

Ю.Р.  – Да, что-то было такое. Но, честно говоря, я очень плохо помню, что тогда было. Очень плохо.

Ал.Бур. – Ну, мы-то, конечно, вспомним. Просто у Юрки кэш на прошлое такой:  что было вчера, позавчера, 20 лет назад – без разницы, все одно.

Ю.Р.  – Не, у меня просто прошедшего времени есть две категории – очень давно и недавно. И вот это было о-очень давно, и почти не помню.

Арт.Бонд. – А я сижу и ловлю себя на мысли, что нас назвали группа «ARTель», и слегка такой: «Что?!»

- Давайте сразу внесем ясность: группы «ARTель» сейчас не существует, все ребята играют в группе «Оргия Праведников». Как она сложилась?

Ю.Р.- Она сложилась таким образом, что от нас в 98-м году, в конце 98-го от нас ушел гитарист, и на его место пришел Серега Калугин, и группа «ARTель» превратилась в группу «Оргия Праведников».

- Так что сегодня у нас в гостях «Оргия Праведников», но в той части, которая на самом деле группа «ARTель». Давайте начнем слушать концерт, и первая вещь, которую мы услышим, будет вещь «Лампа».

- Ну что же, группа «ARTель», вещь, которая называется «Лампа», живой концерт на радиостанции «Ракурс», 1997 год. Юр, скажи, пожалуйста, вот ты все-таки не удержался, послушал эту запись, до того, как мы встретились сейчас в студии, какие впечатления?

Ю.Р. (смеется) – Это такая помесь меланхолии со слезами. (смех) Играли мы тогда, конечно, ахово. И про свои тексты, данные, чудесные, я, конечно, тоже молчу.

Ал.Бур. - Про это там дальше будет.

Ю.Р. - Молодые были, зеленые. «Лампу», по-моему, мы тогда вообще первый раз играли.

- Реально?

 Арт.Бонд. – Да, по-моему, это первое исполнение «Лампы».

- Ну, вы отчаянные ребята!

Ю.Р. – Мы, конечно, готовились. Группа молодая, мы сами тоже молодые, времени было гораздо больше, чем сейчас, мы собирались, репетировали три-четыре раза в неделю, точно. А это вообще-то много, я должен сказать.

А.Бонд. - Некоторые вообще жили на студии.

Ал.Бур. - Да, кое-кто там даже жил.

Ю.Р.- Не, ну, конечно, мы готовились. Естественно. Но когда группе всего полгода, вот этот кровавый эффект красной кнопки, когда: «А-а-а, сейчас все развалится!»

Ал.Бур. – Ну, у меня вот такого точно не было.

- На самом деле я с удовольствием слушаю эту запись. Вот еще раз. На самом деле, на самом деле, из всех концертов на радио «Ракурс», это, наверное, единственный случай, когда группа потом пошла дальше, дальше, дальше и стала достаточно большим, серьезным событием. Артем, а ты же не слушал эту запись?

А.Бонд. – Да. Юра, мне, конечно, прислал ссылку, но я решил, что так делать не буду. Хотел сохранить свежесть восприятия на сегодня.

- Леш, а тебе как?

Ал.Бур. - Я послушал по дороге сюда, не все. И был удивлен, насколько это, на самом деле, в целом, неплохо. Я ожидал худшего.

- Конечно, неплохо.

Ал.Бур. - Учитывая лично для себя, что до этой записи я играл на гитаре чуть больше года, чуть больше года прошло, как гитару в руки взял, слушаю и думаю: «Ни фига себе!»

- Ну, самое время тогда поговорить, откуда вообще группа взялась. Юр, ну, в двух словах, о своей музыкальной истории. Где играл? На каких инструментах? Почему флейта? Ну, вот это все, что интересно, что нельзя не спросить.

Ю.Р. – Моя музыкальная история началась еще в группе «Солнечные пятна». Это, по-моему, 90-й или 91-й год, биофак МГУ, агитбригада. Потом эта группа превратилась в «Барышню и хулиган». Вот тогда начались эксперименты с инструментами. Тогда уже у меня просто гитара превратилась в бас-гитару, появилась флейта.  Эксперименты с инструментами были у меня очень давно. И, собственно, к появлению «Артели», я уже окончательно убедился в том, что флейта – мой любимый инструмент. И она на самом деле до сих пор мой любимый инструмент. Я думал, что я вот как Иэн Андерсон из Jethro Tull возьму в руки флейту и буду плясать перед микрофоном, петь и свистеть. Вот такая идея возникла. И я хотел повесить объявление на Неглинке, был там музыкальный магазин…

А.Бонд - Но ты его не повесил.

Ю.Р. – Нет, не повесил. Когда я пришел туда, там уже висело объявление… Собственно, было два объявления. Одно, когда я нашел Тему, а второе я увидел в джазке, куда я ходил заниматься на пианино, там висело объявление Лехи, что гитарист ищет группу с базой.

Ал.Бур. – Наоборот, гитарист с базой ищет группу.

Ю.Р. – Да, точно.

- Это серьезный крючок, кстати. Просто гитарист и гитарист с базой – это две разные истории.

Ал. Бур. – Там было даже так написано: «Гитарист с базой и аппаратом Marshall…»

- Это уже запрещенный прием (общий смех)

А. Б. – Этот аппарат представлял собой 60-ваттный басовый комбик, транзисторный. Один, причем. Но был! (смех)

Ал.Бур. – И микшерный пульт.

А.Бонд. – В те времена была определенная музыкальная тусовка, которая вот так вот мигрировала, тусовалась, друг в друга проникала по-всякому. Юра был частью «Барышня и хулиган», они хипповали и играли на Арбате. Я немножко помладше, только начинал выступать после школы. Познакомился с определенным кругом, мы тоже пытались собрать группу, повесили вот то самое объявление. Это о самой первой моей группе идет речь сейчас, которая в некоем виде продолжает существовать до сих пор.

- Вот это да!

А.Бонд. – И тогда мы искали музыкантов. С Юрой мы знакомы дольше всех. Он тогда на это объявление откликнулся. Это было в 94-м году. А тогда объявления были не так, как сейчас, в интернете, а в магазине на Неглинной – «Ноты» - все вешали бумажные объявления с отрывными телефончиками…

Ю.Р. - Там был угол такой, уляпанный такими объявлениями.

Арт.Бонд. – И вот там висело наше объявление, и Юра по нему пришел. Но то, что мы с Димой тогда делали, ему не понравилось совершенно, и он ушел.

- Я был, на самом деле, на выступлении группы «Даждь». Не помню, где это было, то ли «А-Клуб» то ли «Улица Радио», то ли «Перекресток».

Арт.Бонд. – На «Улице Радио» мы играли, было дело. Там, кстати, я впервые увидел Калугина.

- Леш, ты говоришь, всего год играл к созданию группы?

Ал.Бур. - Да. Ну, может, чуть больше.

- Отчаянно. Но ты успел где-то поиграть?

Ал. Бур. – Нет, это был мой первый коллектив. Ну, то есть до этого была группа под названием «Эгрегор», но, не дав ни единого концерта, она почила в бозе. И на ее месте остался я с базой. И на месте этой группы появилась группа «ARTель», а потом на месте «ARTели» появилась «Оргия Праведников».

- О-кей. Слушаем дальше, и вещь называется «Фонарь».

- Группа «ARTель», живой концерт на радио «Ракурс». Композиция называлась «Фонарь». У нас в гостях участники группы «ARTель», которая, как мы уже знаем, превратилась в «Оргию Праведников»: Юрий Русланов, Артем Бондаренко и Алексей Бурков. Трое из того состава сейчас в студии, но есть еще второй гитарист и барабанщик. В двух словах расскажите, кто еще участвовал в записи этого концерта?

Ю.Р. - Тогда, кроме нас троих, был еще барабанщик Андрей Новгородов и Алексей Орочко или, как мы его называли, Алексей Страус, гитарист. Тогдашний состав «Артели», по сути, определил наш нынешний состав «Оргии».  Гитарист Леша Страус, он играл на электрогитаре, у него была академическая школа, он играл так, пальчиками…

Арт.Бонд. - Вот на записи слышно. То, что чистый звук гитары – это, собственно, Страус. И вот Леха тогда ушел в какой-то проект играть…

Ал.Бур. – Леха тогда ни в какой проект не ушел. Он поступил в Гнесинку, и ему некогда стало, собственно, группой заниматься, вот он и ушел.

Ю.Р. - Ну вот, собственно говоря, он ушел, и через некоторое время мне позвонил Серега.

А.Бонд. – У нас еще через какое-то время Дрюша отвалился. Сменился на Сашу Ветхова. А какое-то время мы играли вообще без барабанщика. У нас был период игры без барабанщика совсем, инструментальная программа была.

- Ну как бы то ни было, вот 20 лет группа существует, и было всего две замены. Это стабильность, а стабильность, как известно, признак мастерства. Такой вопрос: когда собирается группа, у каждого музыканта есть какая-то своя концепция в голове, своя любимая музыка, свое видение звука. Если люди собираются, играют вместе, и тем более так долго, как вы, значит, вот эта концепция, она как-то складывается. Что тогда сложилось? Какие пазлы сложились, чтобы получилась группа «ARTель», а затем «Оргия Праведников».

Ю.Р. – Ну, это вот то, о чем я хотел бы продолжить. Наш саунд сложился практически сразу, барабаны, электрогитара, бас и моя флейта, и при этом есть гитарист, который играет пальчиками, с академическим подходом.

- Сочетание тяжелых элементов и акустических?

Ю.Р. – Так точно. Классический рок-состав, плюс академическая гитар, плюс флейта. Получается вот такой треугольник, который определил наш саунд еще в «ARTели», и по сути, продолжает это делать до сих пор.

- Но концерт не чувствуется тяжелым. Просто тогда еще не получилось, на первых порах? Или еще не получилось четко выстроенного понимания, что именно ваше?

Ал.Бур.  - Я думаю, что и «Оргия» до сих пор не слушается слишком тяжелой.

- Местами – вполне.

Ал. Бур. – Местами вполне. Но и «ARTель» стала со временем жестче. К тому же это еще во многом зависит от барабанных партий, а Андрюша играл немножечко в кабацкой манере, и когда его сменил Саша Ветхов с двумя бочками, вот тогда саунд «ARTели» уже точно стал соответствовать саунду «Оргии». И когда Страус ушел, и на его место пришел Серега Калугин, тогда, собственно, пазл и сложился.

Арт.Бонд. - У нас сначала был период, когда мы играли вчетвером. Когда ушел Страус и пришел Саша, уже тогда «ARTель» стала достаточно тяжелой. И Леша уже на гитаре там уже такой, более заматеревший, поднаторевший.

Ал.Бур. – Ну да, сначала-то я был совсем зеленым.

- Ну, вообще, сочетание тяжелых инструментов, тяжелого гитарного звучания и акустических инструментов требует выверенной тонкости.

Ю.Р. – Да, баланс тонкий. Вообще в процессе нашей 20-летней истории нас заносило и туда, и туда, по чуть-чуть, но мы все время старались выдерживать этот баланс.

Ал.Бур. – Мы этот баланс всю дорогу ищем. И каждый новый альбом думаем: «Вот сейчас сделаем еще немножечко лучше».

Ю.Р. – Ну, мы все ближе и ближе к нему. (смех)

Ал.Бур. – Задача изначально была очень непростая. А отвечая на твой вопрос по этой теме: музыканты этой группы изначально были готовы, предрасположены к экспериментам. Группы, на которую мы сейчас смотрим, как на постороннюю, хотя смотрим на себя. Я смотрю и удивляюсь, сколько уже всего понаворочено, и очень много про музыку уже в этом проекте. В то время, в 90-е, в основном, все, что игралось, это было про текст. А тут такое музыкальное повествование некислое.

- Конечно, некислое. И для группы, которая существует меньше года, к тому моменту навернули вы уже немало. Но это что? Это был арт-рок? Прогрессив-рок?

Арт.Бонд. - Наверное, арт-рок.

А. Б. - Наверное, да, мы себя считали арт-рок. Ты помнишь распечатки на матричном принтере, где Юра расписал аранжировки первых песен?

Ал.Бур. – На матричном?! Не помню.

Ю.Р. – Я тоже этого не помню (смех)

Ал.Бур. – А я помню. Там было написано: тут вступает этот, там вступает тот.

Ю.Р. – Поскольку в голове тогда была калька «Джетро Талла»…  А что такое «Джетро Талл»? Это такой вот арт-прогрессив, что-то вот такое, вот все в ту сторону. Потом это, конечно, все развивалось, и все это, конечно, ушло.

- А вот какие-то элементы джаза? Симфонического звучания?

Ю.Р. – Это все позже уже началось.

Ал.Бур. – Ну, джаза-то тогда никто из нас особо не знал и не нюхал. А вот Саша Ветхов, когда пришел, а он профессиональный джазовый музыкант, вот с ним уже началось… Он был уже состоявшийся музыкант, играл в джаз-бенде.

Арт.Бонд. -Вы походили в джазовую студию чуть-чуть, чего-то там понахватались. Я даже с вами поучаствовал в каком-то мероприятии…

Ал.Бур. – Было дело.

- Ну, я хочу сказать, что какие-то элементы джаза здесь тоже есть, в этом концерте. Может они не такие явные, не очень умелые, но они есть. Какая-то такая приджазованность имеет место.

Арт.Бонд. - Ну, такой задачи мы на тот момент точно перед собой не ставили. И если что-то случилось, то оно случилось нежданно.

Ю.Р. – Я думаю, что это тоже влияние барабанщика. У Андрюхи были какие-то представления о джазе, наверное.

А.Бонд. – А мне кажется, что это Страус скорее.

Ал.Бур. - Может быть.

Ю.Р. – Наверное, да, какие-то элементы джаза присутствуют.

- Чистая гитара звучит немного приджазованно.

ВСЕ. – Да, да, да, да.

Ю.Р. – Сейчас, если будем слушать «Часы», то там вот…

- Сейчас будем слушать «Дом пустой». И посмотрим, что мы там услышим, какое наполнение.

- «Дом пустой», группа «ARTель» на радиостанции Ракурс. Вообще, получается очень непростая музыка, действительно, непростая. И по композиции, и навернуто здесь много, и идей много. И вот эта вещь, «Дом пустой», кажется для молодого коллектива просто прорывной.

Ю.Р. – Ну не один такой «Дом пустой» тогда был. И «Фонарь» взять, и «Лампу», там мыслей вложено капитально, это правда.

- Почему я «Дом пустой» хочу выделить – здесь все как-то наиболее органично склеено в общее законченное произведение. В других как-то по фрагментам - тут такой фрагмент, а тут такой фрагмент – видно, где склейки.

Ал.Бур. - Понимаю, что ты хочешь сказать, кусочность. А тут через все произведение проходит штырь такой. Ну да, есть такое.

Ю.Р. – А я вот тут сидел, поморщивался, потому что, по-моему, «Дом пустой» - это самое позорное мое произведение как поэта. (смеется)

- Почему?

Арт.Бонд. - Ну не знаю, как-то… Самый фейспалм, там же звонки были, и вот, как раз после этой песни, позвонила девушка и задала вопрос: «Ребята, все здорово, но что вот это значит? Я не могу себе это представить, объясните, пожалуйста, что это: «пыль стирать положенной рукой на ровную поверхность под собой?». (общий смех) Леша пытался как-то все это оправдать: «Ну, Юрины текста – это вот…»

Ал.Бур. – Темыч, ты не понял, я специально сказал этот вот сленговый термин «текстА» из металльной тусовки, чтобы дать по носу граммарнаце. И потом еще раз повторил.

Арт.Бонд. – В общем, у нас - текстА (смех)

- Отвечая этой слушательнице (я прямо выписал себе), вы ребят сказали, кто-то из вас, что у Юры энергетический подход к тексту.

Арт.Бонд. – Да, это Леша, по-моему, сказал. Кто еще мог сказать? (смех)

Ар.Бур. – Мы выкручивались, как могли, строго говоря. (общий смех) Потому что крыть было нечем. Мы, на самом деле, учились тогда. Любому ремеслу надо учиться. Ремесло поэта – это тоже ремесло. Вот когда пришел Калугин, стало понятно, что с ним тягаться тяжко. И все.

- В «Оргии» все тексты калугинские? Или кто-то из вас тоже участвует в этом процессе?

Ал.Бур. – Знаешь, у нас пару текстов написал Артемий Сергеич.

Арт.Бонд. – Почему пару? Один.

Ал.Бур. – Один? А вообще, да, Серега это все пишет. В последнее время мы принимаем пассивное участие в какой-то корректировке этих текстов, можем подсказать, подтолкнуть, вдохновить. Но, по большому счету, мы в эту область не лезем, потому что в этой области он круче нас значительно.

-Юр, а нет ощущения такой вот ревности: вот я писал в «ARTели», а теперь не пишу в «Оргии»?

Ю.Р. - На момент сдачи полномочий Сереге, знаешь, была. Но теперь я ему на самом деле благодарен, что он освободил меня от этого бремени, потому что это вообще не мое, совсем. Трепать языком — это одно, а другое - когда надо сделать из этого произведение искусства.

Ал.Бур. – Кстати, расслабился не только Юра после этого, но и Серега. Потому что если до прихода в «Оргию», он старался продумывать гитарные партии, то к году 2002-2003 он окончательно забил на гитарные партии, и стал придумывать песни под такой трям-брям. Потому что зачем стараться, если ребята все равно все навернут потом?

- То есть, разделение обязанностей произошло, и по согласию, что называется.

Ю.Р.  Да, мы с радостью занялись музыкой, которой хотели заниматься, а Серега занялся текстовой составляющей, которой и хотел заниматься. Так что разделение труда принесло счастье всем.

- Ну, давайте тогда послушаем одно из последних произведений группы «Оргия Праведников», если уж мы говорим сейчас про то, что принесло счастье, давайте это будет заглавная песня с альбома «Время будить королей». Юр, в двух словах об этом альбоме, прежде чем будем слушать.

Ю.Р. – А можно, я передам слово Лехе?

Ал.Бур. – Да это заглавная песня с нашего нового альбома, который из-за пандемии до сих пор так еще и не презентован. Вот скоро поедем, и впервые будем играть эти песни в Воронеже. Так судьба распорядилась. А презентация в Москве, в ДК Горбунова, перенесена вообще на январь. Альбом титанический, очень много вложили в него сил, энергии, знаний, опыта. На данном этапе - это вершина того, что мы можем. Наверное, это слышно. Альбом очень многогранный, смысловое наполнение у него – офигительное! В качестве характеристики этого альбома скажу, что это, наверное, первый наш альбом со знаком плюс, а не со знаком минус. У нас всегда все такое, очень депрессивное было, а этот альбом, он добрее других, что ли.

- Вы растете, вы тоже становитесь добрее.

Ю.Р. - Раздобрели, да (смех)

- Давайте слушать. «Время будить королей», «Оргия Праведников».

- Группа «Оргия праведников», «Время будить королей» - заглавная вещь с альбома, который только-только вышел. 2020 год. Альбом, кстати, писался до пандемии или во время? Как это все происходило?

Ю.Р.- Альбом мы начали писать до пандемии, я б хотел сказать – вместо. (общий смех) Начали мы его в ноябре 2019-го, и к началу пандемии у нас была записана вся громкая часть: барабаны, электрогитара и бас, и большая часть акустической гитары. И в первые дни пандемии мы перевезли большую часть аппарата ко мне на студию и продолжили уже у меня дома…

Ал.Бур. – Если опустить детали, мы все время уворачивались от ударов судьбы, успевали в последний момент что-то доделать, что нужно было доделать именно здесь и именно сейчас, и сбежать на следующий этап, пока волной не накрыло. Вот просто в последний день успевали все. Закрыли на вход нашу студию на заводе. Мы буквально в последний день заселились туда с тремя сумками еды и надувными матрасами, потому что понимали, что сейчас войти сможем, а вот выйти и снова потом войти - не сможем. В общем, забурились мы туда на пять суток и дописывали громкие инструменты.

Арт.Бонд. – Эвакуировались мы оттуда уже тайно. По шуреху. (смех)

Ал.Бур. – Да, вывозили все необходимое для дозаписи оборудование на Юрину студию и там уже все дописывали. Я ездил по абсолютно пустой Москве на электрическом самокатике с Таганки, где я живу, на Маяковку к Юре. Без пропусков, чтобы не пользоваться общественным транспортом, и никто меня ни разу не зашухерил.

- Был же какой-то потрясающий краундфандинг, как вы собирали деньги на этот альбом.

Ал.Бур.  - Это вообще было феноменально, потому что когда мы его запланировали, вот это все и началось, и мне моя жена говорит: «Не боитесь антагонизм вызвать? Это пир во время чумы. Тут такое, а вы деньги собираете».

А.Бонд - Народ по домам сидит, не работает

Ю.Р. - Последние деньги считает.

Ал.Бур.  - Мы очень долго взвешивали, делать это или не делать. Долго обсуждали сумму, сначала хотели миллион собирать, а потом решили опустить до 700 тысяч, потом все-таки решили миллион. И когда мы его за пять дней или неделю собрали, - все были в шоке. А к концу крауда вообще собрали два миллиона. И это прямо в самый разгар пандемии! Это феноменально, я до сих пор в шоке.

-Людям в любое время, мне кажется, нужны положительные эмоции, а музыка эти положительные эмоции дает, причем музыка абсолютно любых жанров. Если человек любит какую-то музыку, и понимает, что вот сейчас это музыка рождается, и он может помочь, то он откликается. «Алиса» тоже собирала деньги на альбом, и тоже был феноменальный успех, собирали гораздо больше и гораздо быстрее, чем планировали. Вообще, самой «Оргии Праведников» уже 20 лет, и вы заняли какую-то такую экологическую нишу, как сейчас принято говорить, ни на кого не похожую…

Ю.Р. – Мы ее скорее создали, Серег, эту нишу, и сели в нее всей большой задницей.

— Вот вопрос как раз: как удалось эту нишу создать? Потому что это большое счастье: заниматься тем, чем ты хочешь, не зависеть, по сути, ни от кого и ничего, и еще это приносит деньги на хлеб, говоря простым языком, – вот это просто здорово. Получается это у вас?

Ю.Р. - Вот из этих 20-ти лет, мы 15 лет зарабатывали другим, сидели в офисе, кто-то еще где-то работал, не по музыке. Музыка была просто хобби. И вот через 15 лет упорного труда… Мы не сдались, продолжали писать музыку, продолжали работать, давали концерты. Мы всегда хотели делать и делали то, к чему лежала душа, и в итоге получилась такая музыкальная атмосфера, которая не похожа ни на кого. Но нам пришлось вот эти 15 или 16 лет вкладывать, вкладывать, вкладывать в это силы, время, деньги – все на свете.

Арт.Бонд - Тут надо понимать, что у нас эти 15 лет просто так не прошли. Мы не просто так сидели и «а-а-а-а-а». У нас за это время, между прочим, студия нарисовалась.

Ю.Р. – Ну, она потому и нарисовалась, что свой звук потребовал своего отношения, и мы поняли, что ни один звукорежиссер не сделает..

Арт.Бонд. - Один из бичей многих групп, которые не пережили такое время, это когда начинают появляться деньги, все их начинают растаскивать, в себя не вкладывают как в проект, как в коллектив. А у нас долгое время была такая история, что называется «все в дом», и это нам позволило создать в итоге собственную студию, где мы независимы ни от кого.

Ал.Бур. – До сих пор 50% всех поступающих средств идет на развитие, и только половина делится. А раньше большая часть шла на развитие.

Арт.Бонд - Уже половина?!

А. Б. – Темыч, помнишь, когда мы работали в «Ханое», записывая всякий разный народ, который к нам приходил, мы все заработанные деньги вкладывали в аппарат?

Арт.Бонд. – В «Ханое» мы очень недолго проработали.

Ал.Бур. – Но, тем не менее, мы очень прилично приподняли наш аппаратный уровень. Тема абсолютно прав, да, все, что зарабатывали, мы вкладывали в свое собственное дело. Вся наша студия, со всем аппаратом, она вся куплена на деньги от продажи мерча, от концертов, и уже от работы самой студии, в конце концов. Это наш актив.

- И это как раз то, что позволяет эту экологическую нишу поддерживать.

ВСЕ – Да, да, да.

Ю.Р.  - Рецепт прост – вкладывайте в себя. Это одна из составляющих.

Ал.Бур. – И еще про одну составляющую хочу сказать. Есть такой певец - Элтон Джон, и его спросили: «Как молодым группам добиться успеха? Что вы посоветуете?» И он сказал: «Могу посоветовать только одно - не распадаться!». Это единственный рецепт успеха – не распадаться! Мы вот с Темой и с Юрой огонь и воду, и медные трубы прошли. Ну, медные трубы еще не очень, но огонь и воду прошли.

Арт.Бонд. -Мы ждем, когда же они начнуться-то, медные трубы? (общий смех)

- Очень похожий совет, кстати, давал Кит Ричардс, и молодым музыкантам и не молодым – никогда не уходить из группы!

Ю.Р. - Просто не сдаваться, по-русски говоря, просто не сдаваться, несмотря ни на что - фигачить, фигачить, фигачить.

А.Бонд - И будет огонь, потом вода, потом опять огонь, потом вода. (смех)

- Ну что, давайте прыгать в огонь, как раз новая вещь с альбома группы «Оргия праведников».

- Мы только что послушали композицию, которая называется «Прыгай в огонь» группы «Оргия праведников». У нас в гостях Алексей Бурков, Артем Бондаренко и Юрий Русланов. И вернемся снова к «ARTели», к 1997-му году, к концерту на радиостанции «Ракурс». И вот после этого концерта, так совпало, у вас начался подъем, вас заметили, были фестивали, были призы, лауреатства. Что произошло? Когда ваша группа из молодой и неизвестной стала молодой, подающей надежды?

Ал.Бур. – Вот эти все лауреатства… Надо сказать спасибо Александру Бежановичу Чубукову, проректору по административной работе института МАДИ, в котором мы репетировали. Мы к нему пришли с предложением представлять институт на фестивале «Студенческая весна», и поскольку никаких групп у института не было, отправлять было некого, нас туда отправили, и мы заняли там первое место.

А.Бонд - На московском этапе. И потом поехали на всероссийский.

Ал.Бур. – И заняв это первое место, я пришел к Бежанычу: «Вот мы тут заняли первое место, нас приглашают в Самару на продолжение, но надо оплатить». И нас отправили (мы прошли у них по графе «Культурка») на этот фестиваль. Мы там ничего не заняли, но очень хорошо провели время.(смеется)

Ю.Р. - Познакомились с приличными людьми, кстати.

Арт.Бонд. - Мы два раза же ездили. Еще в Екат.

Ал. Бур. - В Екате нам дали какую-то премию, за оригинальность.

Арт.Бонд. - Мы как раз ездили в Екат с «Безударными гласными», без барабанщика. Надо понимать, что на фестивалях вот этих студенческих групп мы играли без барабанщика, и как я понимаю, очень сильно впечатлили жюри, и это же нам потом вышло боком, нам сказали: «Вы очень профессиональная группа для студенческого фестивали, мы не можем вас никак отметить». Но дали нам какой-то там приз.

- Вам помогли эти конкурсы как-то? В плане паблисити, пиара?

А. Б. - Нет, в этом плане никак не помогли. Но они нам помогли с репбазой В МАДИ, которая у нас держалась 5 лет где-то.

Ю.Р. – Помню, в Екате мне вручили приз как лучшему инструменталисту – маленький магнитофончик. Который жив у меня до сих пор, кстати. «Панасоничек» такой. Я потом на него довольно долго всякие демонстрашки записывал, это было замечательно.

Ал.Бур. - О-о, да, было дело.

- Где выступали тогда? Какие были концерты? Какие воспоминания от этих концертов? Как публика нарабатывалась?

Арт.Бонд. - Строго говоря, в те годы для групп нашего формата, нашей прослойки, было не так много мест, где можно было играть.

Ю.Р. - Да я думаю, гораздо больше, чем сейчас.

Арт.Бонд.- Не факт. Тогда по причине тотального отсутствия всего…

Ю.Р. – Да не было никакого тотального отсутствия, ты что-то не то, Тем, гонишь.

Арт.Бонд. – Ну хорошо, давайте вспоминать, те точки, в которых мы играли.

Ю.Р. - Давай. Вот «Факел»…

Арт.Бонд. – Ну, «Факел» - это настолько дело на энтузиазме и полностью на всю голову любительское…

Ю.Р. - Но сколько там народа тусовалось?

Ал.Бур.- Но это полный энтузиазм, и нельзя сказать, что это какая-то система.

Ю.Р.-  Был «Форпост» и был «Перекресток»…

Ал.Бур. - Вот эти три клуба Калугин прозвал «Бермудским треугольником»…

- В котором потонуло много молодых талантов.

Арт.Бонд. – Да, да,да. Плюс был «Р-клуб»…

-Играли там «ARTелью»?

Ал.Бур. - Нет, «ARTелью» мы там не играли

Арт.Бонд.:  нас туда не взяли. Был «Ю-ту», по-моему, клуб. Вот там мы «ARTелью» играли. На каком-то фесте.

Ал.Бур. – Был «Оракул божественной бутылки», мы там играли. Был «Как бы клуб» в подвале на Бауманской, там играли. Был «Вермель». Там мы «ARTелью» не играли. И были «Бедные люди», и мы там тоже не играли. А, еще был «Парижская жизнь», и мы там тоже не играли.

Арт.Бонд - И все. Все перечислили. Причем, «Оракул» и «Парижская жизнь», они были не для больших электрических концертов. Выступить вот прямо громко, показать, что мы группа и играем рок, таких мест, вот кроме «Форпоста», я больше назвать не могу.

Ал.Бур. – На нас максимум человек 60 приходило.

Арт.Бонд. – Но, кстати, тогда мы обзавелись своим фан-клубом. У нас был фан-клуб.

- То есть, аудитория была небольшая, но верная?

Ю.Р. - Типа того.

Ар.Бур. – Типа того, да.

- Мне кажется, вот как вы инвестировали в себя 15 лет, также у вас и аудитория копилась. Мне так кажется.

Ю.Р. Вполне возможно, да.

Ал.Бур. – Слушатель «ОП» — это такой человек, который однажды подсев, уже не уходит, все время с нами. 

Ю.Р. - Если уходит, то по каким-то очень принципиальным причинам.

Ал. Бур. – Очень веским причинам, да. Соответственно, при небольшой численности наших групп в соцсетях, у нас Вконтакте 30 тыс. подписчиков, например, я считаю, что это не очень много, но просмотр постов при этом может быть те же 30 тысяч.

- А сколько вы планировали в Горбушке народа собрать?

Ал.Бур. – Под тысячу, я думаю. Но сейчас, с этой пандемией, туда нельзя даже эту тысячу впихнуть.

Арт.Бонд.  – Мы же ««ARTелью» в Горбушке выступали, я помню.

Ал.Бур. – Было дело, да.

- Ну, давайте вернемся в 97-й год. Еще одна такая небольшая, изящная, приятная вещь, называется «Часы». Группа «ARTель», живой концерт на радио «Ракурс».

- Вот такая маленькая композиция «Часы». Но она маленькая только по меркам «Артели» и «Оргии Праведников». Я вообще обратил внимание, что, по большому счету, основной формат композиций - это либо большие эпохальные нетленки, либо небольшие зарисовки. Вот здесь текста - всего один куплет, всего несколько строчек. Почему так получилось?

Ал.Бур. – Мы максималисты большие: либо миниатюры, либо уж что-то фундаментальное, какие-то средние штучки – не для нас.

- Компромисс не для нас?

Ал.Бур. – Ну.

Ю.Р. – Леха правильно сказал, мы были очень-очень про музыку, поэтому текст был, скорее, как повод что-то сыграть, и если текста мало, то, соответственно, и музыки немного.

- Пока эта зарисовка звучала, мы обсуждали, что хорошо сохранилась запись на американской пленке «Ампекс», а записи живых концертов, которые были записаны на отечественную пленку, далеко не все так хорошо сохранились. У тебя, Леш, была какая-то история на эту тему.

Ал.Бур. – Да, у нас есть очень интересная история про ленту. Мы были и остаемся большими фанатами аналога, и однажды записывали альбом - «Двери, двери» - полностью на аналог: аналоговый трекинг, аналоговое сведение, и все это сбрасывалось на четверть дюйма и только потом уже цифровалось. И вот когда записывали этот альбом, в целях экономии решили купить бобины из-под полы, на Мосфильме, кажется, и за какие-то небольшие, смешные деньги (нам звукорежиссер на проходную вынес) купили две бобины. Принесли их на студию с Элькой, открываем, и оказалось, что это мультитрек группы Алиса «Для тех, кто свалился с луны».

- Класс!

Ал.Бур. – Вот так вот нам продали из-под полы… Мы, конечно, послушали. Поняли, почему на финальном миксе этого альбома так много хоруса на Костином вокале. Потому что в ноты там он не очень попадает. Посожалели, посожалели – и затерли. Затерли мультитрек этого великого альбома своим альбомом. (смеется)

- Не говорите об этом фанатам «Алисы». Вот такой вопрос, ребята: вы много вещей исполняете, которые Сергей Калугин исполнял до того, как собралась «Оргия Праведников», а какие-нибудь вещи «Артели» в «Оргию» перешли?

А.Б – Две. «Марш» и «Начало века».

А.Бур. – Ну, сейчас можно говорить о том, что еще «Джо» перешел.

Ю.Р. – Ну, значит, три. Три с половиной.

- А насколько те люди, которые сейчас ходят на «Оргию Праведников» в курсе существования когда-то «Артели»?

Ю.Р. – По-разному.

А.Бонд. – Основная масса, конечно, в курсе. Скорее всего.

- А записей, кстати, студийных записей не осталось от «Артели»?

А. Б. – Остались.

Ю.Р. – Остались. Мы седлали МР3-диск когда-то и туда включили все, что сочли нужным.

Ал.Бур. – Не концертных, а именно студийных записей у нас четыре штуки. Две из них с песенным материалом, две - с инструментальным.

- А где же они? Все можно найти в интернете, а этого нет.

Ал.Бур. - У меня в архивах лежат.

Арт.Бонд. - В Вконтакте есть этот МР3шный сборник, там все есть. В нашей группе Вконтакте это есть.

- Теперь давайте персонально, каждый из вас. Юр, какую музыку сейчас слушаешь?

Ю.Р. – Последний год практически ничего не слушал, кроме собственного альбома. А сейчас просто усталость от работы с музыкой. Не помню кто, кажется, Элька Шмелева сказала, что теперь слушает музыку только за деньги. Но не настолько все плохо, конечно. Усталость от музыки просто серьезная, и я пока предпочитаю просто тишину.

- Понятно. Артем?

Арт.Бонд. – Я практически перестал слушать новое, вот что могу сказать. Зато я с большим удовольствием слушаю много всего старого и там нахожу для себя новое. Это 70-е годы, 80-е, последнее время я именно там.

- Что последнее послушал из нового старого?

Арт.Бонд. – Van Halen, не поверишь.

- Ну, есть повод. Печальный, правда.

Арт.Бонд. – Ну, вот поэтому печальному поводу я понял, что никогда не слушал. И я впечатлился. Это круто.  В 70-х годах делать такие вещи – это очень лихо.

- Безусловно. Леш, твои сейчас музыкальные интересы?

Ал.Бур. – Пока был занят альбомом, я ничего слушать не мог. А из относительно новых коллективов впечатлил Twenty Оne Рilots, причем не новый их альбом, а предыдущий. Новый альбом – это слив, а предыдущий альбом у них крутой, крутой по-настоящему. Сейчас вот, за последний год, пока мы работали над альбомом, единственное, что я слушал не из нашего ради какой-то ментальной информации, - это Аллегре, «Мизерере».

- Серьезно! Ну, давайте вперед немного забежим. Я имею в виду альбом «Оргии Праведников». Наверное, рано еще спрашивать, что будет дальше? Или можно уже? Есть какие-то мысли, что будете делать, когда этот альбом представите как следует, наконец?

Ал.Бур. – Ну, мы обсуждает это все между собой. Но четких планов пока не сформировали, потому что пока черт знает что творится с индустрией. Сейчас пока глобальная задача - наконец-то донести нормально альбом до слушателей. Не только в виде электронном, но и в виде живом.

-Ну что же, сегодня в гостях у подкаста «Живьем. Четверть века спустя» была группа «ARTель», она же добрая половина группы «Оргия праведников»: Юрий Русланов, Алексей Бурков и  Артем Бондаренко. На самом деле, я думаю, что с Сергеем Калугиным мы рано или поздно тоже здесь встретимся. Потому что он тоже выступал на радиостанции «Ракурс». Сольно, естественно, на тот момент. Ребят, большое спасибо, что приняли участие. Было очень интересно, и поговорить, и послушать ту музыку, которую вы играли. И очень здорово, что эта музыка с тех пор развивалась, добавляла в звучании и профессионализме, обретала поклонников. И если радио «Ракурс» в свое время хоть капельку участия в это внесло, я очень рад. Спасибо, ребята!

Ю.Р. - Серег, тебе большое спасибо и низкий поклон за весь этот проект! Потому что в свое время я радио «Ракурс» слушал и заслушивался, все это было здорово. Дай бог вам этот проект развивать и развивать.

- Спасибо еще раз! Ну что же, группа «ARTель», слушаем еще одну вещь с концерта на радоистанции «Ракурс», которая называется «История апокалипсиса».